PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Надежда Матвеева потрясла козла | Все буде добре
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImRvYnJlLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo=

Надежда Матвеева потрясла козла

Все буде добре

Закон подлости: именно там, где все тщательно готовится, чаще всего случаются проколы. А когда речь идет о телеэфире, оконфузиться можно на ровном месте. Но настоящие профи никогда не сдаются!

Само собой разумеется: чем длиннее шоу, тем больше шансов, что в нем что-нибудь пойдет не так. Например, в двухчасовой программе «Все буде добре» (CТБ) чего только ни случалось!

«Прежде всего, проколы возникают из-за «перепутывания слов», – признается ведущая проекта Надежда Матвеева. – В начале выпуска я приветствую зрителей и намекаю на самое интересное, что сегодня произойдет. Как-то нужно было анонсировать рубрику, в которой мы научим женщин распознавать мужчину-изменщика и вести себя так, чтобы на других дам он не обращал внимания. Я выхожу со словами: «Как хорошо, что вы пришли ко мне в гости. Наши эксперты сегодня расскажут, что нужно делать, чтобы ваш муж никогда не заглядывался на других мужчин». Совершенно уверена, что смысл передала верно! Но неожиданно обнаруживаю, что некоторые гости-зрители округлили глаза от удивления. И тут раздается робкий голос из зала: «Чтобы не заглядывался на женщин?». Я наконец-то все поняла и расхохоталась.

Надежда Матвеева

Надежда Матвеева

Часто подводит лестница, по которой спускаюсь в начале программы: я на ней за 400 эфиров и спотыкалась, и поскальзывалась, и ноги подворачивала… Зрители и сочувствуют, и от смеха прыскают одновременно. А как не засмеяться, если радостная ведущая бодро выходит в красивых туфлях и по дороге одну туфлю теряет! Постоянные зрители знают, что я всегда выношу в студию какой-то предмет, задействованный в программе.

С чем и с кем только ни выходила: лягушки, хомячки, кролик, собака, питон, ободок от унитаза, сломанный зонт и т. д. Однажды пришлось нести козленка. Причем он оказался чуть больше, чем нужно, и на руках не помещался совершенно: как-то весь перекособочивался, свисал, да еще и мекал от неудобства и волнения. В общем, наш художник-постановщик подает мне козленка, чтобы я его взяла под передние копытца и под живот. А я с «конструкцией» козленка не очень подробно знакома. Чувствую под рукой у него внизу живота какую-то выпуклость и спрашиваю: «Ух ты, это у него пупок такой?». Художник наш так странно на меня посмотрел и отвечает: «Нет, Надя, это у козленка не пупок, это… ну как тебе сказать…». Но к этому моменту я уже и сама поняла, в какое неудобное положение мы с козленком попали. Так к зрителям и пошли…

Источник: «Теленеделя»